КОНСУЛЬТАЦИИ ХИРОМАНТИЯ АСТРОЛОГИЯ

Я повернулась к тестю:  «Может, врача вызвать?» — «О, нет, нет. Павел звонил ночью в «Скорую помощь». Но они уже не принимали. Отправили нас к пожарным. Ну, здесь так, ты зна­ешь. Те приехали. Оказали помощь. Правда, к тому моменту мне уже полег­чало». — «Надеюсь, они не через окно вошли».

                                                 ПОХИЩЕНИЕ (часть 2)Где-то далеко внутри нота раз­дражения поставляла наверх едкости. Тесть подумал, что я шучу. Улыбнулся гу­бами. «Нет, нет, через дверь. Ничего. Мне уже лучше. Я себя знаю. Все, что нужно, я принял. Отлежусь, и пройдет». — «Значит, лекарства приняли?» — «Принял». — «Вы голодны, дать вам по­есть?» — «Да вроде, не голоден». — «Мо­жет, приготовить чего-нибудь такого? Например, вареников с вишней? Вы же любите». Морщины на лбу расправились. В глазах что-то блеснуло. Слабо и неуло­вимо. Но я уловила. Какие тонкости мы иногда подмечаем. А каких-нибудьтолстостей не видим. «Ну так как насчет вареников?» — «Пожалуй». — «Тогда нужна мука. Муки у нас нет». — «Тогда, может, не беспокоиться?» — «Да нет, я с удо­вольствием пройдусь»
  Я обследовала холодильник. Не гус­то. Да, те же проблемы. Я вышла на балкон-площадку, пере­гнулась вниз. «Мерседес-такси, на ко­тором я приехала, еще стоял. Рядом имелся таксист. Сдвинув кепку на заты­лок и отчаянно жестикулируя, он общал­ся с каким-то малым сходного цвета. Снизу доносились их визгливые голоса. Видать, не до конца израсходовал запас ругательств в предыдущей стычке. Я по­шла по ступеням. Удаляясь от квартиры, чувствовала облегчение. Сбежала по по­следнему маршу и ступила на коричне­вые плиты тротуара. Подойдя ближе, я поняла, что таксист не ругался, а таким образом беседовал со знакомым. Тот был одет в зеленую шляпу и клетчатые брюки. Типично. Я бросила второй взгляд: ну конечно, еще один Такер! Они просто из одного клуба.  Таксист увидел меня и заорал: «Ма­дам, может, вас подвезти?» Они оба за­гоготали. Смех вносил в предложение иной смысл. Камня не было, я кинула в них взглядом. Они не ушиблись. «Не на том месте фуражку носишь», — добави­ла я к взгляду. Реакция была неизвест­на. Я скрылась за углом. Впрочем, реак­ции пришлось бы ждать долго. Если только завтра. Я купила муки, черешни, продуктов. Позвонила Нине из автома­та. Вернулась через полчаса. Пригото­вила вареников. Тесть поел. Ему было лучше. Он встал к столу. Лицо порозо­вело. «Ты хорошо готовишь». — «Особо­го умения не нужно». — «Нет, не скажи. Так готовишь, как моя мама». Он вздох­нул: «Как давно это было. Кажется, и не со мной». Он помолчал. Подвигал рука­ми. Сейчас начнется. «Лена, я смотрю и не понимаю, что у вас с Павлом?» Я мол­чала. «Сейчас у него сложный период. Но это пройдет. Он найдет работу, и все будет хорошо. Его надо поддержать. Может, сегодня он уже найдет работу». Я молчала. Но это не надолго. Интерес­но, сколько можно об этом говорить? Целый год одно и то же.  Тесть заговорил о том, каким Павел был в детстве хорошим мальчиком, ка­ким способным. «Откуда вы знаете?» — «Что знаю?» — «Каким он был мальчи­ком». Он не понимал. «Ведь вы развелись с его матерью. Его детство и юность прошли мимо вас». Он был рас­терян. Смущен. Во мне шевельнулся червячок укора.

  Он прокашлялся: «Нет, ну мы же об­щались, я навещал его. Конечно, я хотел бы ему иной судьбы. Но так получилось. Что ж тут поделаешь». «Вот и у нас, похо­же, так получилось». Вряд ли он поймет, что, поучаствовав в одном разводе, он сделался невольной причиной другого. Одной из причин. Не поймет. Да и не на­до. Поздно. Так получилось. В двери зашевелился ключ. Дверь открылась, и появился Павел».

На левой руке остановленная линия судьбы в сочетании с падающей ветвью  линии сердца (рис- 2-3, синий и крас­ный) предлагает разрыв  отношений. Так­же в процессе участвует и усиливает его пересекающая линию  судьбы линия вли­яния (рис. 2 — 3, зеленый). Дубликаты усиления  есть и на правой руке. В частности, на внутреннем участке поля 1 (зо­ны  Венеры), примыкающем к линии жиз­ни, наблюдается поперечная изрезанность (рис  5-6, синий), что интерпретируется как бытовые пробле­мы.  Более длинная и заметная попереч­ная, выходящая из-под корня большого пальца  и пересекающая линию судьбы (рис. 5 — 6, красный), признана как не­гативная  роль одного из родителей (в на­шем случае отца мужа) в деле ухудше­ния  отношений с партнером.
  Владимир Финогеев

Ссылка на основную публикацию