КОНСУЛЬТАЦИИ ХИРОМАНТИЯ АСТРОЛОГИЯ

Танцуем. Он ни на минуту не умолка­ет. Рассказал мне, что учится во ВГИКе на ре­жиссера. Будет фильмы снимать. Вот, говорит, сделаю из вас звезду эк­рана. И так у него все гладко и ладно, что, ко­гда танец закончился, у меня было ощущение, что сто лет его знаю. Провожает меня на мес­то, садится с нами, зака­зывает шампанское, произносит тосты, со всеми перезнакомился. И на меня поглядывает со значением, улыбается, за локоток берет, шутками и анекдотами сыплет. Промелькнула у меня мысль вдруг — вот бы такого мужа.

Первый-то муж у меня был угрюмый, слова лишнего не скажет. Как за него вышла, не могу объяснить. Уже через ме­сяц стало ясно, что мы совершенно разные лю­ди. Я люблю общество, веселье, сходить куда-нибудь. А ему бы только перед телеком сидеть и пиво пить. Раз поконфликтовал на работе и уволился. Не работал. Потом запил. Как напьется — бешеный делается. На­чал меня избивать, одна­жды чуть не задушил. Год промучилась, взяла ре­бенка и ушла к матери. Тут с матерью ссоры да скандалы начались, чуть ли не каждый день. Тос­ка. Но деваться некуда.

А Стас, так этого пар­ня звали, ко мне наклоня­ется, ухаживает, танце­вать водит. Потом шеп­нул на ухо: «Поедем в другой ресторан». У меня какая-то волна подня­лась: «Поедем». Сбегаем потихоньку. Он ловит та­кси. Едем в «Советскую». На полдороге он говорит: «Да ну его. Давай ко мне». А мне так легко и спокойно. Поехали.

У него двухкомнатная квартира, шикарно обставленная. В общем, осталась у него. Дочь — с мамой, я — здесь. Неде­лю не прожили, перево­зит он меня в другую квартиру, тоже двухком­натная, тоже обставлена. Тут стал он ночами про­падать. Объясняет, что, мол, съемки, ночную на­туру снимаем. А днями неразговорчив и не шу­тит. А так — подай, при­неси, ложись. У меня в груди заныло. Потом ис­чез на три дня. Возвра­щается с разбитым ли­цом, злой. Я говорю: «Что случилось?» Он оборвал: «Отстань, такая-разэтакая». Я в слезы. Тогда, говорю, ухожу. Он ко мне приблизился, глаза кро­вью налились: «Я тебе уйду, этакая-такая. Ты уйдешь, когда я тебе ска­жу, поняла?» И за горло схватил так, что у меня круги пошли, думала, все. Вечером напился, избил меня. Все твердил: из-под земли достану, убью.

Однажды пришел с двумя парнями. Лица жуткие, голоса хриплые. О чем-то говорили. По­том сели пить. Когда вхо­дила, эти двое меня ла­пали. А Стас посмеивал­ся. Думала, все, скоро на меня набросятся. Но упи­лись и уснули. Поняла я: пора бежать, а то и жи­вой не быть. Потихоньку оделась — и к маме.

Месяц жила в страхе, думала, найдет. От каж­дого звонка душа в пятки уходила. Но он не поя­вился. Никогда его боль­ше не видела. Думаю, никакой он не режиссер.

Ссылка на основную публикацию