КОНСУЛЬТАЦИИ ХИРОМАНТИЯ АСТРОЛОГИЯ

ПРЕЖДЕВРЕМЕННАЯ ДЕФОРМАЦИЯ

Зажигают зеленый. Трогаюсь плавненько. Выискиваю место для парковки. Метров сто пришлось дать вперед. Негде воткнуться. Наконец возникло местечко. Ныряю туда. Останавливаю мотор. Вынимаю ключи, беру сумочку с сиденья. Как бы все нормально. И уже собираюсь открыть дверь, как тут повело сердце, как за ниточку тянет кто. И вползает далекая ненавязчивая, тихая мыслишка: а может, не надо? Но что-то в ней было противное. Сижу в машине думаю: надо или не надо. И отмечаю: странно, что значит надо или не надо. Это же муж мой. Какие могут быть вопросы, Я должна подойти. Он должен быть на работе. А он здесь. Почему? С другой стороны: глу­пости какие. Ну мало ли зашел человек в кафе. Но еще больше удивляет вся эта вереница мыслей: почему я вообще так думаю. Вместо того чтобы просто подойти без всяких мыслей? А что если это какая встреча по бизнесу? Но я чувствовала, что это не встреча никакая. И я понимала, что остановиться не могу. Тянет меня туда зачем-то. И опять думаю: нелепость какая, да что же это значит? А то значит, что ни разу я своего мужа не встречала вот так просто на улице. И это значит, что это не просто так.

Открываю дверь, вылезаю, иду по направлению к кафе. И так ноги шаг замедляют, замедляют, и так что-то нехорошо в жи­воте делается. Вот странности. Ноги как бы не идут. А душа рвется туда. И вроде в душе как место какое образовывается. Место под что-то. Будто что должны положить на это место, но что ждет, что что-то будет положено туда — точно. Я вхожу в скверик. Иду под липками. Кирпичная стенка полукру­гом. За ней барная стойка приоткры­вается. Площадка, выложенная плит­кой. Столики стоят. И я иду. Столики вплывают в поле зрения, все больше столиков. Наконец-то показывается столик, где мой муж должен был сидеть. Но что-то поменялось очень серьезно. Я иду, ноги толкают землю, столик приближается, и я понимаю, в чем тут дело. Муж сидит не один, а рядом с ним – женщина. И сидят они близко-близко. И его рука на ее спине, а ее рука на его шее и лица очень близко друг к другу. Слишком близко. Губы в поцелуе. И все это едет на меня. И пока я иду, во мне разворачивается внутри страшная пропасть. И туда сыплется все, что бы­ло в душе до этого,

С каждым шагом проваливается жизнь. Жизнь от само­го начала. С первого дня. Свадьба, ро­ждение ребенка. Получение квартиры. Работа. Все, что делали вместе бок о бок. рука к руке. Была любовь, было счастье. Все ссыпается в дыру. Я под­хожу, натыкаюсь на стул, стул гремит, целующиеся плавно разъединяются, поворачиваются ко мне, и краска за­ливает мне щеки. Так мне стыдно, что глаза наполнились слезами. Я вижу, что это не мой муж, что я ошиблась. Они смотрят вопросительно. Я мям­лю: «Извините». Поворачиваюсь, ухо­жу. Иду к машине. И думаю: вот тебе и раз! Надо же так лажануться?! Безу­мие какое! Вот кошмар! Сажусь в ма­шину. Ищу ключи, руки дрожат, я ду­маю, ну вот не надо было ходить. Вот зачем? Вот и получила! Поделом, И див­но, что вроде бы я обрадоваться долж­на, ан — нет. Нет радости. Как же так: нет радости? Наоборот, ячейка в душе не закрылась, а ждет чего-то не­приятного.

Еду домой. Вечером муж приходит работы и видно – раздражен. А у меня кошки скребут на душе. Я будто по­верить не могу, что там, в кафе, был не мой муж. Так чувствую, что будто мой. С языка вдруг слетает: где ты был? Я его никогда так не спрашивала. Впер­вые. И вижу: он удивлен вопросом. А глаза вдруг дернулись вправо-влево. Будто мысль в них, что такого я знаю? Потом совладал с собой или кажется, что ему нужно было совладать. И я прямо ору на себя в глубине: дура баба, это ж другой был в кафе, не муж твой. Другой мужчина! Ну бред! Полный бред! Поругались мы в тот вечер. И так пошло. Каждый день какой-нибудь повод для ссор. И пошло-поехало и ехало чуть не год. Доехало до последнего самого вопроса, мучительного и страшного: разводить­ся или как? КАК дальше?

В ту же ночь сон. Сниться, что я в коммуналке, где мы с отцом жили после его ухода от матери. Я с ним ушла. И вот будто мы в коммуналке, и он сидит передо мной. А он уж умер четыре года как. И я во сне это помню и спрашиваю: «Ты здесь? Ты пришел?» Он смотрит на меня теплым взглядом и говорит: «Я тебя вылечить хочу. Вот зачем я здесь. Хочу вылечить». И он мне показывает картинки, как мой муж с другой жен­щиной время проводит. И я просыпаюсь. Мне все ясно. И то место в душе, что подо что-то готовилось, теперь заполнилось, мысль в него легла, как ножницы в футляр — у мужа есть дру­гая. И очень давно. В тот же день вече­ром напрямую спрашиваю. Не спра­шиваю — утверждаю: «Кто у тебя есть?» Он сознается, что, мол, да, дру­гая, более того: там уже и ребенок. Тут уж и развелись. Но вылечилась я не сразу».

Владимир Финогеев

Ссылка на основную публикацию