«ЖИТИЯ СВЯТЫХ» Дмитрий Ростовский

Как добрые плоды раждаются на добром дереве, так и святая отрасль прозябает от святого корня. Это мы видим на примере преподобной Мелании, которая произошла от благочестивых христианских родителей. Отец и дед ее были в числе высших сенаторов. Придя в возраст, Мелания горячо желала сохранить непорочным свое девство и часто всеми силами умоляла о том родителей. Но так как она была у них единственною дочерью и не было другого наследника бесчисленных их имений и богатств, то, поэтому, когда святой исполнилось четырнадцать лет, они отдали ее, против ее воли, в замужество человеку равному ей знатностью, именем Апиниану, которому шел семнадцатый год.  Когда брак был заключен, Мелания не рассталась со своею мыслию и желанием — хранить, если уже не девство, то чистоту, и всячески склоняла супруга своего к воздержанию, часто увещавая его и говоря со слезами:

— Как бы счастливы были мы, если бы вместе прожили в чистоте, в юности нашей работая Богу без плотского сопряжения, — чего я всегда желала и желаю! Тогда мы проводили бы с тобою прекрасную богоугодную жизнь.  Если же твоя страсть, столь свойственная юности, одолевает тебя и препятствует тебе исполнить мою просьбу, так что ты не можешь победить плотских желаний, — то оставь меня и не будь препятствием моему желанию.  В выкуп за себя я предоставляю тебе все мои богатства, рабов и рабынь, сокровища, золото и серебро и другое бесчисленное имущество.  Владей всем этим, только дозволь мне быть свободной от плотских сношений.

Выслушав такие слова, Апиниан не отказал ей в исполнении ее желания совершенно, но не дал ей и полного согласия, а только ласково сказал:

— Этого не может быть до тех пор, пока у нас не будет наследника нашим имениям. Когда же у нас родится такой наследник, тогда и я не отстану от твоего доброго намерения, ибо нехорошо, если жена опережает мужа в добром деле и стремлении к Богу.  Подождем, пока Бог не даст нам плода нашего супружества, и тогда согласно приступим к жизни, к какой ты стремишься.

Мелания согласилась с этим намерением мужа, и вот Бог послал им дочь. По рождении ее, Мелания дала за нее обет девства, как бы платя свой долг: она желала, чтоб дочь ее соблюла то, чего сама она не могла соблюсти, выданная против воли замуж.

Потом, готовясь к иной жизни, она стала приучать себя к воздержанию и умерщвлению тела: постилась, лишила себя всякого угождения плоти, не хотела носить красивых одежд и драгоценных женских украшений, не ходила в баню. А когда муж или родители убеждали ее пойти в баню, то она не обнажала своего тела и выходила оттуда, омыв только лицо, причем запрещала рабыням говорить кому-нибудь о том и делала им подарки, чтобы они молчали.  При этом, она потребовала от мужа исполнения его обещания:

— У нас уже есть, — говорила она, — наследница нашему состоянию. Будем же обходиться без брачных сношений, как ты обещался.

Но он не послушал жены.

Мелания, видя его несогласие, замыслила тайно бежать в неведомую страну, оставив отца, мать, мужа, ребёнка и всё богатство: так сильно она была охвачена стремлением к Богу и желанием жить в чистоте. Она сделала бы это немедленно, если б ее не удержали советы некоторых благоразумных людей, которые напомнили ей следующее апостольское слово: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем», и еще: «почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?» (1 Кор.7:10–16).

Итак, удержанная мыслию о спасении мужа, она отказалась от своей мысли о бегстве.  Однако ей тяжело было исполнять супружеский долг. Она тайно носила на теле жесткую власяницу, и лишь когда знала, что останется с мужем наедине, тогда снимала ее, чтобы муж не узнал о такой ее жизни. Но как-то узнала об этом сестра ее отца и стала смеяться над этою власяною одеждой, досаждая и понося из-за нее святую. Мелания со слезами умоляла ее никому не рассказывать о том, что она узнала. Вскоре после того Мелания зачала во второй раз, и уже приближалось ей время родить. Наступила память святого мученика Лаврентия [[[1] Св. мученик Лаврентий, архидиакон римской Церкви, претерпел мученическую кончину в 258 году, будучи распростерт на железной решетке. Память его 10-го августа.]].  Всю ночь святая провела без сна, молясь с коленопреклонением и воспевая псалмы.  При этом она старалась осилить естественную природную боль.  Настало утро, но она не прекратила свою многотрудную молитву.  Жестокие боли роженицы усиливались до крайней степени, но она всё еще преклоняла на молитву колени и, наконец, изнемогла от всенощного молитвенного труда и от естественной болезни. Тогда она в тяжких муках родила младенца мужеского пола.  Приняв святое крещение, младенец тотчас отошел от этого мира к небесному отечеству. После этих родов Мелания сильно заболела и была близка к смерти.  Муж ее, стоя у ее кровати, сам остался едва жив от тоски по ней и сожаления. В своем горе он поспешил в церковь, где с рыданием молился Богу, прося у Него исцеления дорогой супруги. Мелания же, видя, что время благоприятно для того, чтобы склонить мужа к своему намерению, послала сказать ему, когда он находился еще в церкви:

— Если хочешь, чтобы я и ты были живы, дай обещание перед Богом, что ты больше ко мне не прикоснешься, и будем мы до конца нашей жизни оба жить в чистоте.

Муж Мелании, любя ее невыразимо и ставя здоровье ее выше своего, повиновался ее воле и дал обет пред Богом жить с нею в чистоте.  Когда посланный вернулся и рассказал это Мелании, она обрадовалась и ей стало легче. Телесная болезнь ее уступила место духовной радости, и Мелания прославляла Вышнего, Который помог ей, исполнив через болезнь самое заветное желание ее сердца.

Когда Мелания встала от одра болезни, ее дочь, прекрасная отрасль девства, обещанная Богу, отошла к Нему. Смерть ее еще больше склонила Апиниана к хранению чистоты, тем более, что Мелания не переставала убеждать его к этому.

— Видишь, — говорила она, когда скончалась их дочь, — как Сам Бог призывает нас к чистой жизни? Если бы Ему угодно было продолжение нашего плотского супружества, Он не взял бы у нас наших детей.

Итак Апиниан и Мелания, после плотского естественного супружества, вступили в супружество высшее, духовное, и побуждали друг друга к добродетели, упражняясь в посте, молитве, трудах, умерщвлении плоти. Они согласились все имения отдать в лице нищих Христу, самим же совсем отречься от мира и стать иноками. Но родители Мелании никак не хотели допустить этого. И вот однажды ночью, когда Апиниан и Мелания много о том скорбели и совещались друг с другом, как бы избавиться им от хитросплетенных сетей мира, внезапно осенила их свыше Божественная благодать. Они ощутили великое благоухание, сходящее с неба, какого не может постигнуть ум и описать язык, и исполнились такой духовной отрады, что забыли всю свою скорбь. С тех пор святыми овладела еще большая жажда духовных благ: мир и всё, что в мире, опротивели им и они решили, бросив всё, бежать куда-нибудь и стать иноками.  Но Божий Промысел уготовил им иной путь к достижению желаемого.

Вскоре умер отец Мелании, и Апиниан с Меланиею стали свободными в своих действиях. Но так как у них было много богатств, которые они обещались посвятить Христу, то они не тотчас расстались с миром и отечеством своим. На то время, пока они не раздадут всего бедным, они избрали для себя местожительством одно свое имение в пригороде Рима и жили, строго храня чистоту. В то время, как эта блаженная чета избрала себе такую богоугодную жизнь, Апиниану начинался 24-ый год, Мелании же заканчивался 20-ый [[[2] Эта перемена в жизни Мелании произошла в 401 г.]].  Поистине великое чудо, что в те годы, в которые юность горит обыкновенно огнём плотских страстей, — эта святая чета, ведя жизнь выше плотского естества, оставалась неопаляемой, подобно отрокам в печи Вавилонской.

Всё это произошло при руководстве Мелании. Она, как мудрая раба Господня, строго наблюдала и за собою и за мужем, так что была для своего мужа учительницею, наставницею, руководительницею на пути Господнем.  Проводя такую дивную жизнь, они продавали свои имения и беспрепятственно оказывали помощь нуждающимся.

Ссылка на основную публикацию