«ЖИТИЯ СВЯТЫХ» Дмитрий Ростовский

Юноша отвечал:

— Нет!

Старец сказал тогда:

— Бей же его крепче, сопровождай удары самыми жестокими словами: досаждай, укоряй, обесчещивай, поноси и всячески злословь его.

Когда юноша и это сделал, старец спросил:

— Разгневался ли на тебя поносимый столп, сказал ли что-нибудь против тебя? пороптал ли или укорил тебя?

Юноша отвечал:

— Нет, отче!  да и как может разгневаться столп нечувствующий и бездушный?

Старец опять сказал:

— Если ты можешь быть таким, как этот столп, не гневаясь на тех, кто бьёт тебя, не бегая от ударов, не прекословя тем, кто приказывает тебе, не возражая укорами на укоры, если ты среди всяких скорбей останешься постоянно непоколебимым, как столп, то приходи, будь нашим учеником.  Иначе же не приближайся и к нашим дверям».

Такою повестью блаженная поучала сестёр терпению и незлобию, и они назидались этим примером, который был им на пользу.  Поучая и наставляя сестер созданного ею монастыря, святая Мелания в то же время соорудила в том монастыре благолепную церковь и постаралась, чтобы церковь была освящена святыми мощами пророка Захарии, первомученика Стефана и сорока мучеников.

После этих событий, ее духовный брат, бывший прежде супругом по плоти, блаженный Апиниан, угодив Господу Богу, отошел к Нему уже в иноческом чине. Мелания с честью погребла его и потом сама стала готовиться к исходу, ожидая скорой кончины. Но Промысл Божий продлил ее жизнь для спасения других. По смерти Апиниана, Мелания создала еще мужской монастырь и истратила на это уже последнее свое имущество, отдав всё во славу Божию.  Таким образом та, которая духом давно уже стяжала нищету, стала нищею телесно.

В то время пришло к Мелании послание из Царьграда, от дяди ее Волусиана Римлянина.  Этот Волусиан, получивший тогда должность римского анфипата [[[11] Анфипат — начальник области, в состав которой входило несколько провинций.]], с особым поручением от западного императора был отправлен в Византию.  Прибыв на Восток, он пожелал увидаться со своей племянницею преподобною Меланиею.  Поэтому он нарочно послал к ней в Иерусалим, прося ее приехать к нему в Византию и повидаться с ним.  Сперва Мелания не хотела отправляться к дяде, так как он придерживался еллинского многобожия; но потом, по совету духовных отцов, она поехала к нему, побуждаемая надеждою обратить его к Богу. По пути, во всех городах, где останавливалась святая, всюду воздавалась ей великая честь, ибо Бог прославляет прославляющих Его. Ее встречали архиереи и священники, старейшины городские и народ, и все принимали ее с любовью, как бы пришелицу с неба, потому что всему миру сиял свет ее добродетелей и святой жизни. В самой же столице она также была принята с великою честью царем Феодосием Младшим, царицею его Евдокиею и патриархом Проклом.  Дядю своего Волусиана она застала больным. Увидев ее, дядя много удивлялся ее иноческому одеянию и умерщвлению плоти, ибо лицо ее иссохло от долгих постов и трудов и прежняя красота ее увяла. И воскликнул Волусиан:

— Какою стала ты, возлюбленная Мелания!

Но к чему долго рассказывать? Отчасти личность Мелании, отчасти святой Прокл [[[12] Св. Прокл — патриарх Константинопольский с 434–447 г.]], больше же всего Боговдохновенная беседа благочестивой рабы Христовой и полезные ее увещевания сделали вскоре то, что дядя ее отверг еллинское нечестие и принял святое крещение. Сподобившись святых Таин, он чрез немного дней после того предал дух свой Богу и был погребен руками святой Мелании.

Во время своего довольно продолжительного пребывания в Византии, Мелания обратила к правой вере многих из ереси Нестория, которая тогда сильно смущала Церковь, а также сохранила от отпадений многих православных, ибо Господь даровал ей такую благодать, что не могли ее никак одолеть еретические хитросплетенные речи несториан. Преподобная прекрасно знала Писание, употребив все годы своей жизни на его чтение, и исполняясь благодати Святого Духа. С утра до вечера с нею беседовали различные люди и вопрошали ее о православии, а она давала премудрые ответы, так что вся столица дивилась ее премудрости. Потом блаженная снова возвратилась в Иерусалим и, приближаясь к кончине своей, приготовлялась к доброму исходу.

Ей был дан дар исцелений, и она исцеляла многие болезни. Из этих исцелений, совершенных ею, расскажем о некоторых, в доказательство вселившейся в нее Божией благодати.

Царица Евдокия [[[13] Императрица Евдокия — супруга восточного императора Феодосия II, царствовавшего с 408–450 г.]], нарекшая преподобную Меланию своею духовною матерью, прибыла в Иерусалим, отчасти — чтобы поклониться святым местам, отчасти — чтобы посетить свою духовную мать.

По дороге она вывихнула ногу и сильно страдала, так что не могла ступить. Когда же святая Мелания только коснулась ее ноги, — нога стала здоровою.

Одна молодая женщина была мучима бесом, который так заключил ей уста, что их нельзя было открыть, она не могла выговорить ни слова, ни вкусить пищи, и ее ждала смерть — скорее от долгого лишения пищи, чем от мучений беса. Эту женщину преподобная Мелания исцелила молитвою, помазав ее святым елеем. Бес вышел из нее, и ее уста открылись, чтобы славословить и благодарить Бога и, вкусив пищи, она стала здоровой.

Другая женщина была беременной и настало время родить ей; но не могла она сделать этого, так как ребенок умер у нее в утробе.  Терзаемая страшными болями, она была при смерти. Но святая Мелания помогла этой женщине своими молитвами. Как только на грудь больной женщины был наложен пояс, она разрешилась от бремени: из нее вышел мёртвый плод, ей стало легче, и она стала говорить, тогда как раньше не могла произнести ни одного слова.

Провидя свое отшествия к Богу, преподобная обошла святые места во Иерусалиме и в окрестностях, в Вифлееме и Галилее.  Когда наступил праздник Рождества Христова, она была на всенощном бдении в вертепе, где родился Христос, и там сказала одной из сестер, своей родственнице, которая была при ней неотступно, что уже в последний раз она справляет с ними праздник Рождества Христова. Родственница святой, услышав такие слова, горько заплакала. Потом на день святого первомученика Стефана, Мелания была на всенощном бдении в храме его, находящемся в построенной ею обители. Читая сестрам об убиении святого первомученика, она прибавила к этому от себя, что читает им уже в последний раз. Великий плач поднялся тогда о ней между сестрами: они поняли, что святая вскоре покинет этот мир. Мелания же по своему обычаю, долго утешала их Боговдохновенными речами своими, и поучала добродетелям.  Потом она вышла в церковь и стала молиться:

— Господи Боже мой, Которого я избрала и возлюбила от начала, Которого я предпочла плотскому мужу, богатствам, славе и сластям мирским, Которому от рождения моего вручила я тело и душу мою, ради Которого я предавалась воздержанию, так что и кости прилипли к плоти моей, — Который руководил десницей Моей и наставлял меня внушением Твоим, — и ныне Ты услышь молитвенный вопль мой. И пусть эти слёзы мои подвигнут потоки милосердия Твоего ко мне. Очисти греховные скверны мои вольные и невольные.  Уготовь мне путь к Себе без всякого смущения и препятствия, чтобы воздушные злые бесы не удержали меня. Ты знаешь, Бессмертный, смертное естество наше.  Ты знаешь, Человеколюбец, что нет человека без скверны; нет такого, на котором враг не мог бы найти какой-нибудь вины, хотя бы он жил и один день. Но Ты, Владыка, презрев все мои грехи, соделай меня чистою на Суде Твоем.

Так молилась святая Мелания, и, еще не окончив молитвы, начала испытывать телесную боль. Но, хотя она и изнемогала от болезни, всё же не прекращала своего труда, ходила на обычное церковное богослужение и с утра наставляла сестёр поучениями.  Потом она причастилась Пречистых и Божественных Таин из рук епископа Елевферопольского [[[14] Елевферополь — город в южной Палестине, на дороге между Иерусалимом и Газою. В настоящее время здесь расположено селение, лежащее при выходе из равнины Сефельской в Нагорную землю Иудину. Недалеко от этого селения лежат развалины древнего Елевферополя.]], пришедшего с клиром посетить ее, и стала ожидать наступления смерти. При этом она утешала родственницу свою, горько оплакивавшую разлуку со святою, а также и всех сестёр и, простившись со всеми последним целованием, сказала следующие слова:

— Как Богу было угодно: так и сбылось.

С этими словами она, лежа на простом одре, предала дух свой в руки Божии, крепко смежив очи и сложив руки на груди крестообразно [[[15] Это было 31 декабря в 439 году.]].

На погребение ее собрались иноки и инокини из всех монастырей, находившихся вокруг святого города, и всю ночь пели над нею псалмы, потом с честью похоронили ее. Святая же ее душа отошла ко Господу Богу, Которого она возлюбила и Которому усердно работала все дни жизни своей. И теперь, со всеми святыми, приобщаясь славы Его, она и о нас грешных молит там Отца и Сына и Святого Духа, Единого в Троице Бога. Ему слава во веки. Аминь.

Ссылка на основную публикацию